№06(195) 2018
ВОПРОС-ОТВЕТ

Ваше мнение:

какие меры смогут обеспечить равные условия деятельности для АЗС ВИНК и независимых операторов?

Текущая ситуация на розничном рынке нефтепродуктов заставила государственные органы предпринять срочные меры по выравниванию цен на топ­ливо, в том числе, призвав НК заморозить цены на сетевых АЗС. При этом не был принят во внимание тот факт, что при существующем диспаритете оптовых и розничных цен, у ВИНК есть возможность перенести центр прибыли в опт, тогда как независимая розница оказалась на грани разорения…

Леонид Чурилов, заместитель генерального директора ООО «ПТК»

Все предпринимаемые государством меры, направленные на стабилизацию рынка нефтепродуктов, на наш взгляд, абсолютно правильны. Другое дело, что вводить их нужно было раньше. Симп­томы дестабилизации появились на рынке еще в конце февраля – начале марта текущего года. За короткий срок биржевые индексы и оптовые цены выросли почти на 30 %. А спустя полтора – два месяца (это – стандартный временной лаг) выросли и розничные цены. Мы от имени Российского топливного союза (РТС) обращали внимание на эту ситуацию, но были услышаны только после опубликования открытого письма.

Сейчас очень много говорят о росте розничных цен на топливо. Но потребители зачастую не осознают, что проблема кроется в совершенно иной области. Во-первых, розничные цены формируются на основе оптовых, оптовые – на основе биржевых индикаторов, а биржевые индикаторы – на основе торгов, проходящих на бирже. Во-вторых, поставщиками нефтепродуктов на биржу являются нефтяные компании. Представьте, у нефтяной компании есть ограниченный объем нефти. Именно сырой нефти, а не неф­тепродуктов. И есть три альтернативы для ее реализации: экспорт на мировой рынок, поставки на НПЗ и продажа нефтепродуктов на внутреннем рынке.

Поскольку мировые цены на нефть и нефтепродукты выросли, а курс рубля снизился, экспорт стал очень привлекательным. Индекс Netback намного превысил индексы биржевых цен, которые формируют поставки на внутренний рынок. Поэтому нефтяные компании всеми способами пытались отправить свой ограниченный объем нефти на экспорт, держа на сухом пайке внутренний рынок. Ограниченное предложение всегда формирует рост цен, а в данном случае – биржевых индексов.

Это логично, нефтяные компании – обычные рыночные хозяйствующие субъекты. Они всегда реализуют ограниченную по объемам продукцию там, где выгоднее. В данном случае – направляют ее на экспорт. А поскольку экспортные возможности ограничены, пытаются поднять цены на внутреннем рынке для того, чтобы получить альтернативную возможность реализации, сопоставимую по уровню доходов с экспортом. Вот и все, что произошло. Именно поэтому биржевые индексы были подняты, выросли оптовые цены на топливо, а за ними и розничные.

Для стабилизации топливного рынка, на наш взгляд, достаточно всего лишь одной меры, и довольно простой. Необходимо насытить внутренний рынок нефтепродуктами. Когда предложение избыточно, цены снижаются. Это – обычный закон рынка. Другое дело, что сейчас это достаточно сложно реализовать. Проблема в том, что объем нефтепродуктов на внутреннем рынке ограничен двумя основными факторами. Во-первых, желанием компаний экспортировать нефть по высокой цене. Во-вторых, убыточностью нефтепереработки и желанием компенсировать или хотя бы снизить эти убытки.

Касаемо шагов, необходимых для обеспечения равных условий деятельности на топливном рынке частных АЗС и АЗС ВИНК – это очень хороший вопрос. И шаги, в принципе, понятные. Розничный рынок делится на три части: АЗС нефтяных компаний, АЗС, которые не входят в структуры нефтяных компаний, и так называемые остальные субъекты рынка, занимающиеся реализацией или отпуском неф­тепродуктов. Это – ведомственные АЗС, контейнеры и прочие сегменты, которые часто находятся в «сером» поле.

Поэтому речь должна идти о создании равных условий ведения хозяйственной деятельности не только для АЗС ВИНК и независимых операторов, но для всех субъектов рынка.
Не так давно Алексей Абрамов, руководитель Росстандарта, подошел к данному вопросу так, как мы его сформулировали для себя. Он обратил внимание на то, что необходимо сделать прозрачным этот «серый» сегмент рынка, и создать равные условия ведения бизнеса для всех. На заседании Росстандарта была сформирована рабочая группа, призванная создать систему прослеживаемости движения нефтепродуктов. Уже сейчас мы работаем над созданием полностью прозрачной автоматизированной системы, которая сможет показать движение нефтепродуктов от этапа производства до момента реализации или отпуска.



Алексей Абрамов сформулировал мысль, которую мы обозначали на совещаниях «Нефтяного клуба». Какая разница, кому заливается топливо, мы же говорим об экологических стандартах и классах топлива, которые описаны в Техническом регламенте. Почему ведомственная машина может заправляться непонятно чем, а частный автомобилист должен только топливом К5? Если подходить к вопросу с позиции экологии, то для нее все равны. Напомню, 90% выбросов в атмосферу приходятся как раз на долю автомобильного транспорта. Очень грамотный подход, прекрасно отражающий идею, что все должны находиться в едином пространстве. Мы хотим, чтобы были созданы условия для того, чтобы «серая» часть рынка (которая на самом деле может быть и «белой», просто сейчас она никем не контролируется) начала работать в равных условиях с АЗС нефтяных компаний и сетевыми АЗС, не принадлежащими ВИНК.

Отдельно отмечу, что розничное звено нефтяных компаний, так же как и мы, в свете сложившейся ситуации получает только убытки. Но у них имеются соглашения о консолидированной группе налогоплательщиков. Это огромное конкурентное преимущество розницы ВИНК, которое заключается в том, что хотя они несут убытки, налог на прибыль платится всей структурой. Кроме того, получается, что нефтяные компании без проблем могут минусовать (демпинговать) и забирать себе долю рынка, поскольку потребителя это, естественно, привлекает. Частные компании не могут себе этого позволить. Они теряют обороты, а себестоимость литра нефтепродуктов увеличивается, что вгоняет их в еще больший минус.

Естественно, что это неравные условия хозяйствования. Поэтому ситуацию хочется изменить. Пока что независимые АЗС оказались зажаты в «тиски»: с одной стороны, «серый» рынок, с другой – АЗС ВИНК, которые могут позволить себе работать в убыток.

Хочу отметить, что начиная с марта, АЗС, не принадлежащие НК, как и все остальные, работают себе в убыток. Убыток составляет минимум два рубля с литра. Сейчас все уменьшают скидки – и нефтяные компании, и независимые заправки. К сожалению, в этом полугодии в плюс уже никому не выйти. При этом спрогнозировать, что будет в следующем полугодии, крайне тяжело. Мы надеемся, что хоть как-то эти убытки покроем. Но если ситуация, как сейчас, останется просто «застабилизированной», получится, что мы просто зафиксируем отрицательную маржинальность своей деятельности. Каждый проданный литр будет и дальше приносить минус два рубля, и независимая розница просто умрет – обанкротится, продастся за бесценок нефтяным компаниям, какие-то АЗС окажутся просто брошенными. Именно такая сложилась сейчас ситуация, и именно об этом говорится в открытом обращении Российского топливного союза. Тем не менее, не будем пессимистами и спрогнозируем сильные регулятивные действия Правительства РФ и адекватную реакцию на них со стороны нефтяных компаний.


Юрий Чубко, директор ООО «УссурНефтеПродукт»

По моему мнению, для стабильного обеспечения внутреннего рынка нужно обязать нефтяные компании реализовывать необходимое, закрывающее все потребности всех покупателей, количество нефтепродуктов равномерно по времени и по базисам заводов-производителей, без перекосов в отношении тех или иных регионов, с учетом их потребностей. Основная задача – сделать приоритетной продажу на рынок своей страны, используя и экономические, и административные рычаги. Также необходимо в обязательном порядке исключить нерыночное, закрытое ценообразование – от крупного опта до розницы внутри самих ВИНК, с установлением границ рентабельности на каждом этапе реализации нефтепродуктов. Эта мера позволит исключить создание ими ситуации, когда их дочерние структуры в розницу позволяют себе торговать в убыток. При этом обязать антимонопольную и налоговую службы контролировать, как минимум ежемесячно, эту ситуацию.

Принятые на сегодняшний день меры считаю крайне неэффективными. Думаю, что только с принятием закона «Об обороте нефти и нефтепродуктов», в котором будут установлены четкие и понятные правила для всех участников этого рынка без исключения, на рынке нефтепродуктов воцарится стабильность и порядок. Конечно же, не нужно забывать и о разумно организованном налогообложении ТЭК, которое бы стимулировало добычу, переработку и реализацию нефтепродуктов на внутренний рынок страны по максимально низким ценам для повышения конкурентоспособности экономики России.


Николай Баранов, замес­титель руководителя Нижегородской топливной ассоциации

На сегодняшний день у ВИНК есть возможность развивать собственную сеть за счет прибыли, полученной в других сегментах, при этом намеренно сокращая доходность в рознице. По моему мнению, сбалансировать топ­ливный рынок смогут свободные розничные цены и увеличение биржевых квот. Также одной из мер, способных оказать влияние на ценовую ситуацию на рынке, является повышение экспортных пошлин на нефтепродукты.
На главную страницу | Вывести на печать | Закрыть окно
© «Современная АЗС» 2002-2018. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с законом об авторском праве. В случае использования текстовых и фотоматериалов ссылка на «Современную АЗС» обязательна! В случае полной или частичной перепечатки текстовых материалов в Интернете ссылка на «Современную АЗС» обязательна! Адрес электронной почты редакции: perov@sovazs.com